23.01.2018
Сценки к 14 февраля 2018

В рубриках: 14 февраля

Трое ведущих – Он, Она и мифический Валентин.

Сцена не освещена. Звучит лирическая музыка. Постепенно звук становиться все тише.

Он: (в белой рубашке со свечой в руке)

Когда вода всемирного потопа

Вернулась вновь в границы берегов,

Из пены уходящего потока

На сушу тихо выбралась любовь

И растворилась в воздухе до срока

Над грешною землей материков.

Она: (в легком летящем платье незаметно возникает из темноты)

И чудаки еще такие есть,

Вдыхают полной грудью эту смесь,

И ни наград не ждут, ни наказанья,

И думая, что дышат просто так,

Они невольно попадают в такт

Такого же неровного дыханья.

Он:

Только чувству, словно кораблю,

Долго оставаться на плаву.

Прежде чем узнать, что «я люблю» —

То же, что «дышу» или «живу».

Включается яркий свет, звучит негромко веселая музыка.

Она: Это был как бы эпиграф нашего вечера, потрясающие строки Высоцкого, правда, немного грустные. Если мы обратимся к разным людям и спросим: «Что такое любовь?», одинаковых ответов не будет, одно несомненно – радость и грусть в любви всегда рядышком, тут уж ничего не поделаешь.

Он: О грустном мы еще поговорим, ну, не очень о грустном, скорее, о возвышенном и прекрасном. Но для начала вспомним, что мы сегодня отмечаем самый романтический праздник, который, к счастью, прижился и в России, — День Святого Валентина…

Появляется седенький старичок, опирающийся на палку. Одет во что-то длинное и бесформенное.

Старичок: Ох-хо-хо, ну кто тут меня тревожит, старику покоя не дает? Только было прилег отдохнуть, так ведь нет – вставай, мчись на край света! Ну, кому тут я нужен?

Она: Собственно, мы никого не звали…Очень жаль, что вы напрасно побеспокоились. Если хотите, присядьте, отдохните у нас, может, вам водички принести?

Старичок: Да причем тут водичка! Я же точно слышал, как назвали мое имя, вот этот молодой человек.

Он: Я ни кого не звал, я сказал только, что мы отмечаем День Святого Валентина…

Старичок: Ну вот, я и пришел!

Она: Не может быть! Уж не хотите ли вы сказать, что вы и есть Святой Валентин?

Валентин: Я всегда считал женщин сообразительнее мужчин.

Он: Но это же не может быть! Вы не можете существовать на самом деле!

Валентин: Здравствуйте! Значит, праздник существовать может, а я – нет? Довольно обидно слышать.

Она: Да и не очень-то важно, может – не может… Все равно это здорово! Ты же не спрашиваешь у Деда Мороза, настоящий ли он, правда?

Валентин: На редкость славная девушка, я это сразу заметил.

Он: И что же, это ты устраивал судьбы всех влюбленных во все века?

Валентин: Нет, судьбами не я распоряжаюсь, а вот сделать так, чтобы они заметили друг друга и уже глаз не смогли отвести – это да, это моя работа.

Она: А сколько же влюбленных осталось в истории на века, просто трудно себе представить!

Валентин: Да, приятно вспомнить…

Он: Да что же тут приятного, почтеннейший? Вы только посмотрите, сколько они, несчастные, страдали, а многие трагически погибли!

Она: Да, но теперь весь мир завидует их любви, разве нет?

( сцена из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита»)

Маргарита: Маргарита Николаевна не нуждалась в деньгах. Маргарита Николаевна могла купить все, что ей понравится. Среди знакомых ее мужа попадались интересные люди. Маргарита Николаевна никогда не прикасалась к примусу. Маргарита Николаевна не знала ужасов житья в совместной квартире. Словом… Она была счастлива? Ни одной минуты! С тех пор, как девятнадцатилетней она вышла замуж и попала в особняк, она не знала счастья. Боги, боги мои! Что же нужно было этой женщине?! Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горел какой-то непонятный огонечек, что нужно было этой чуть косящей на один глаз ведьме, украсившей себя тогда весною мимозами? Не знаю. Мне неизвестно.

Мастер: Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто Она несла желтые цветы! Нехороший цвет. Она повернула с Тверской в переулок и тут обернулась. Ну, Тверскую вы знаете? По Тверской шли тысячи людей, но я вам ручаюсь, что увидела она меня одного и поглядела не то что тревожно, а даже как будто болезненно. И меня поразила не столько ее красота, сколько необыкновенное, никем не виданное одиночество в глазах! Повинуясь этому желтому знаку, я тоже свернул в переулок и пошел по ее следам. Мы шли по кривому, скучному переулку безмолвно, я по одной стороне, а она по другой. И не было, вообразите, в переулке ни души. Я мучился, потому что мне показалось, что с нею необходимо говорить, и тревожился, что я не вымолвлю ни одного слова, а она уйдет, и я никогда ее более не увижу…

Вместе: Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!

Она: Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, в силу верит, всегда надеется, все переносит.

Он: Когда вы страдаете, когда жизнь заводит вас в тупик, когда кажется, что сгустившийся над вами мрак уже никогда не рассеется, вспомните, что у вас есть друзья, есть люди, которым вы дороги, вспомните, что есть ЛЮБОВЬ

Поэт: (что-то пишет, бросает, рвет и снова пишет. Встает, начинает нервно ходить)

— Коль не любовь сей жар, какой недуг меня знобит? Коль он – любовь, то что же…Любовь? Добро ль? Но эти муки, Боже! Друзья мои, со мною что-то происходит, в меня вселилась какая-то болезнь. За последние сутки я не могу написать ни строчки. Быть может, я умираю? Врача! Врача!

ЛЮБОВЬ — Здравствуй, мой милый поэт!

ППОЭТ — Кто ты? Я звал врача.

ЛЮБОВЬ — Я твой врач и твоя болезнь. Я помогу тебе, не прогоняй меня.

ПОЭТ — Да кто же ты? Что тебе здесь надо?

ЛЮБОВЬ — Я – твоя любовь!

ПОЭТ — Не знаю я никакой любви, лучше подай мне воды.

ЛЮБОВЬ — Я – твоя любовь!

ПОЭТ — Да не хочу я никакой любви.

ЛЮБОВЬ — Милый поэт, я пришла к тебе ,потому что ты в меня не веришь. Хочешь, я расскажу тебе о любви? Об этом прекрасном чувстве?

ПОЭТ — Это прекрасное чувство? Ерунда! Голова болит, сердце стучит, как бешеное, знобит.

ЛЮБОВЬ — Я покажу тебе любовь. Оглянись вокруг. Все живое наполнено любовью. А ты говоришь «ерунда»!

ПОЭТ — Ну ладно, показывай! Может, в твоих рассказах я найду для себя лекарство.

(Уходят)

Он – Любовь, поэзия, музыка… Сколько проникновенных слов сказано об их связи. И в частности о том, что любовь — один из стимулов к творчеству.

Она – Итак, любовь… Она ли не воспета?

Любви ль в веках не воздано свое?

Влюбленные великие поэты

Сильна , как смерть, — твердили про неё.

Он – Казалось бы, какой пустяк – несколько хороших, пусть даже прекрасных стихов! А между тем они на весь век вошли во все мое существо

Она – Поэтами всех времен и народов написаны десятки тысяч стихотворных строк, продиктованных чистым, глубоким, нежным чувством любви. И будут рождаться еще новые и новые строки, потому что мир любви неисчерпаем.

Она – Столько сказано, столько прочувствовано… Все, говорящие о любви, -мужчины. Почему?

ОН –Говорить о любви – это поступок сильного человека – мужчины. А женщина создана для того, чтобы пробуждать любовь. Хотя это вовсе не значит, что женщина о любви не говорит…

Он –В любви необходимо больше отдавать, чем брать. Отдавая себя, человек что-то теряет , ему приходится чем-то жертвовать. Любовь тесно связана с потерей.

Она – Это необходимо. Жизнь ничего просто так не дает , любовь –тоже. Чтобы увидеть свет, нужно знать , что такое тьма. Чтобы обрести друга, надо познать одиночество. Чтобы почувствовать любовь, нужно испытать боль… боль разлуки, безответственности, потери… И все же как мы становимся богаче, отдавая себя.

Он – Говорят, что любви все возрасты покорны, ведь она приходит внезапно, вспыхивает и поражает, как молния. Что же делать, если ты любишь, но не знаешь, как сказать об этом?

Она – Мы готовы дать вам дельный совет…

Инсценировка «Главное – ляпнуть что-нибудь»

Он: А иногда в любви бывают и такие курьёзные ситуации…

(Инсценировка М.Зощенко «Аристократка»)

Григорий Иванович: Я, братцы мои, не люблю баб, которые в шляпках. Ежели она в шляпке, ежели чулочки на ней фильдекосовые, или мопсик у ней на руках, или зуб золотой, то такая аристократка мне и не баба вовсе, а гладкое место. А в своё время я, конечно, увлекался одной аристократкой. Встретился я с ней во дворе дома. Гляжу, стоит этакая фря. Чулочки на ней, зуб золочёный. И сразу как-то она мне понравилась. Зачастил я к ней. Сначала ходил как лицо официальное, узнать в смысле порчи водопровода и уборной. Дальше – больше, стали по улицам с ней гулять. Выйдем, она велит себя под руку принять. Приму её под руку и волочусь, что щука. Чего сказать не знаю и перед народом совестно. Ну а раз она мне говорит:

Дама – аристократка: Что это Вы меня по улицам водите? Аж голова закрутилась. Вы бы, как кавалер, и у власти, сводили бы меня, например, в театр.

Григорий Иванович: Можно. У меня как раз два билетика имеется. Один я получил, а другой мне Васька-слесарь пожертвовал. Ну, правильно, ейный билет – внизу сидеть, а Васькин – аж на самой галёрке. Сижу я на верхотуре и ни черта не вижу. Тут звонки какие-то зазвенели, и тихо стало…Я откровенно заскучал. Поскучал я , поскучал, вниз сошел. Гляжу – антракт. А она в атракте ходит.

Буфетчица: Покупайте пирожные, вкусные пирожные…

Григорий Иванович: Здравствуйте.

Дама-аристократка: Здравствуйте.

Григорий Иванович: Интересно, действует ли тут водопровод и уборная?

Дама-аристократка: Не знаю. (Сама смотрит на блюдо. Григорий Иванович перехватывает её взгляд).

Григорий Иванович: Ежели Вам охота скушать одно пирожное, то не стесняйтесь. Я заплачу.

Дама-аристократка: Мерси. (Подходит, берёт пирожное и ест. Она ест, а он смотрит, мысленно пересчитывает деньги в кармане. Она берёт второе и ест.)

Григорий Иванович: Ого! Не пора ли нам в театр сесть! Звонили…может быть!

Дама-аристократка: Нет! (Берёт третье, а Григорий Иванович сглатывает слюну).

Григорий Иванович: Натощак – не много ли? Может вытошнить!

Дама-аристократка: Нет, мы привыкшие. (Берёт четвёртое. Григорий Иванович нервничает).

Григорий Иванович: Ложи взад! (Дама испуганно открыла рот). Ложи,

Говорю, фря этакая! Сколько с нас за скушанные три пирожные?

Буфетчица: С вас за скушанные 4 штуки – 4 рубля 84 копейки.

Григорий Иванович: Как за четыре? Когда четвёртое в блюде находится.

Буфетчица: Нету, хотя оно и в блюде находится, но надкус на ём сделан и пальцем смято.

Григорий Иванович: Как надкус, помилуйте, это ваши смешные фантазии.

Буфетчица: Нет уж, надкус сделали, значит, скушано (машет перед носом пирожным, тычет тарелку).

(Собирается народ).

Толпа: Да вот же надкус!

Гражданин №1: Да нет никакого надкуса!

Гражданин №2: Какой стыд!

Дама: Боже мой!

Григорий Иванович: Зря, мать честная, спорил, в обрез за 4 штуки (заплатил, обращается к аристократке). Докушайте, гражданка, заплачено. (Дама не двигается, стыдится). Тут один из граждан:

Гражданин: Давай я докушаю. (Берёт и ест. Григорий Иванович меняется в лице.)

Григорий Иванович: Звонили. Пора сесть в театр.

Дама-аристократка: Это свинство с вашей стороны. Которые без денег, не ездиют с дамами.

Григорий Иванович: Не в деньгах, гражданка, счастье, извиняйте за выражение. А в театр давайте сядем, звонили уже.

Так мы с ней и разошлись.

Не нравятся мне аристократки.

Он – Да, любовь многолика. И сегодня мы попытались представить вам её разные образы

Поэт – Пустите меня, пустите, я хочу пробиться к ней.. Свет на тебе клином сошелся, весь свет! Без тебя ничего не станет радовать, ничего не нужно, всё бессмыслица – живой труп без тебя! Люблю и не представляю жизни без тебя. Спасибо тебе, Любовь. Ты помогла мне, открыла глаза, заставила посмотреть вокруг. Слушай, это всегда так прекрасно – любить?

Любовь – А теперь прощай, дорогой поэт. Я иду к таким , как ты был раньше, не верящим в любовь. Я буду приходить к тебе , но быть постоянно с тобой я не могу. Я нужна всем.

Она – Любовь – это маленький огонек, мерцающий в ночи. Посмотри вокруг – везде тьма , жутко, холодно. А здесь, в сердце, тепло. Этот огонек способен обогреть нас, его хватит на всех. В очередной раз победила любовь. И пусть так будет всегда, ибо мир держится на любви, и если она исчезнет, то тьма поглотит нас.

Комментировать »

Комментирование закрыто.

Адрес для трекбека |